Из сценария к фильму «Особо важное задание» #004

— Вера, ее подруга, — Эльвира кивнула на Иадю, — была там, у склада. А Надька с этой стороны, принимала из-под колючей проволоки бочонок с каустиком. Тут охрана. Вера крикнула: «Беги!» Надьку спасла, а саму схватили. Теперь под суд.



При этих словах Надя заплакала в голос. Работники КБ, проходя по коридору, удивленно оборачивались на женщин.



— Ты бы сходила к Сергею! — закончила Эльвира просьбой.



Маша была в смятении.



— Элла, ну как я могу...



— Да ты пойми, из-за какого-то бочонка, да не бочонок, а так, бочоночек, — руками Эльвира изобразила ничтожные размеры тары, — девку лет на пять упекут как минимум. А эта дуреха, — она кивнула на Надю, — если, говорит, Веру засудят, пойду и признаюсь, берите тогда и меня. Они, как близнецы сиамские... Одна надежда, Маша, на тебя!



При этих словах Надя припала к Машиной груди и зарыдала, как дочь, ищущая у матери спасения и защиты...



В кабинете директора находились Кириллов и Петров.



— Алло? Склад?! — кричал Кириллов в трубку. — Дайте справку: сколько на заводе осталось профилей для лонжеронов рулей высоты?!



— Я телеграфировал на завод-постазщик, — сказал Петров, оправдываясь.



— Что телеграфировал?



— «Срыв вами поставок дюралевых профилей грозит остановкой конвейера», — прочел Петров текст телеграммы.



— Сколько?! — крикнул Кириллов в трубку и, выслушав ответ, он, с силой грохнул ее на_ аппарат. — Профилей и до конца месяца не хватит! — загремел он. — В колокола бить надо! А ты им поздравительные телеграммы шлешь! Пиши!



Петров приготовил блокнот.



— Непоставка вами профилей грозит срывом задания Государственного комитета обороны! — стал диктовать Кириллов, меряя шагами кабинет.



Открылась дверь, и вошла Маша. Но, услыхав громовые раскаты голоса, смешалась, сделала движение, чтобы уйти. Кириллов остановил ее жестом.



— ...По вашей вине фронт может недополучить десятки самолетов Ил-2! Директор завода Кириллов. Все!



Петров вышел, на ходу дописывая текст. Кириллов обеспокоенно подошел к Маше.



— Сережа, я на минутку, — сказала она.



— Что случилось?! — Он подвел ее к столу, заботливо усадил в кресло.



— Там какая-то неприятная история,— быстро заговорила Маша. — Задержали девушку. Фетисову Веру... Из-за какого-то каустика ее хотят отдать под суд. Ты знаешь об этом?



Помрачнев, Кириллов уставился в бумаги на столе.



— Разберись, ладно? — попросила Маша несмело.



— Кто тебя просил об этом? — не глядя на нее, спросил Кириллов.



— Она из Элкиной бригады... вдов. Помоги им! Может, я не должна была идти к тебе, но...



— Не должна, — кивнул Кириллов.



— Но жалко же ее! Она из колхоза, на заводе недавно, не успела обвыкнуться...



— Да ты понимаешь, о чем просишь?! — взорвался Кириллов.



Маша глянула на него ошеломленно.



— Передай своим подругам — никому никаких поблажек не будет! Все живем по одному закону. А эта девка пусть радуется, что я от нее, по крайней мере, обвинение во вредительстве отвел!



— Вредительство?! — Маша ахнула. — А ты спросил их, зачем им каустик?



— Кража есть кража! — отрубил Кириллов. — И с такими просьбами у меня в кабинете, пожалуйста, не появляйся!



— А ты бы спросил, ты все-таки спросил бы! — Маша поднялась. — Мыло варить, вот для чего! Мыло варят с каустиком. На всю их вдовью бригаду было бы мыло! На барахолке за кусок берут пятьсот рублей. Ии помыться, ни постирать! Они женщины, ты знаешь, что такое для женщины мыло?! Эх, ты! — И за Машей захлопнулась дверь. Твоё лучшее вложение в будущее вместе с казино икс .

Наверх